«Я не буду учить язык фашистов!»

Орлинская школа всегда жила жизнью страны, в трудные военные годы разделила ее тяготы.

Не хватало самого необходимого: тетрадей, книг. Писали на полях газет. На весь класс была одна книга по программе, читали после уроков вслух: один читает, остальные слушают. Не хватало наглядных пособий. Так, учитель химии Александр Александрович Гроховский объяснял строение молекул и атомов, демонстрируя табуретку: вот это молекула, а по углам атомы.

Даже в голодное военное время государство заботилось о детях. Утром дежурный учитель разносил по классам по полкусочка хлебушка, посыпанного сахарным песочком. Дети приходили в школу со своими тарелочками, ложечками. Супы варили технички, овощи были с подсобного хозяйства.

Зимой заготавливали дрова, так как все школьные здания были деревянные, их нужно было отапливать. Норма на двоих – кубометр, девочки пилили, мальчики кололи. За это выдавали талон на тарелку баланды и кусочек хлеба. Столовая находилась в здании, где сейчас располагается библиотека. В школе была своя лошадь. Во время войны все лето работали в колхозе, в с. Таман, д. Быстрая, косили сено. За Камой сажали много капусты.

Интересными воспоминаниями поделилась Анна Петровна Заезжай. В 1940-м году она поступила на филфак в Соликамский учительский институт, на учителя русского языка и литературы. Но проучиться пришлось только год: началась война. Многих учителей мобилизовали, и Анна Петровна в 18 лет стала учителем русского языка, литературы, немецкого, а также черчения. Сразу дали классное руководство в 7-м классе. Учительница была старше своих учеников всего на два года. До сих пор удивляется, как тогда не растерялась.

Несмотря на то, что шла война, Анна Петровна вспоминает этот период словами: «Какое время было чудесное!» Много было эвакуированных, особенно из Москвы, все спрашивали: «А пАчему?»

Классов было много, по 3-4 параллели. Стали эвакуироваться учителя, они были очень хорошими специалистами. Вспоминается учитель химии из Ленинграда (внешне очень тщедушный, так как учителя недоедали). Старшие классы по численности были небольшие, по 6-10 человек, поэтому все старались учиться хорошо.

Летом даже был лагерь для детей Совнаркома, он находился между поселками Орел и Огурдино, в сосновом бору. Там же был расположен госпиталь, над которым шефствовали школьники. Дочки-двойняшки начальника госпиталя учились в нашей школе. Самый яркий эпизод из военных лет: один ученик устроил скандал на уроке, гневно выкрикивая: «Я не буду учить немецкий язык, язык фашистов!» Оказывается, вчера семья получила похоронку на отца.

Не только на фронт ушли учителя, следом за ними с середины учебного года ушли добровольцами юноши 9-10-х классов. Так, из выпуска 1941 года из шестерых юношей остался в живых только один. Погибли и одноклассники Зинаиды Николаевны Саврасовой, выпускники 1940 года: Борис Сивков, Шура Курсанов, Василий Кыласов, Павел Юшков, Костя Рачев, Валентин Смольников, Паша Осипов, Андрей Субботин, Коля Колпаков (ему бы стать ученым, так как обладал прекрасными способностями), Миша Субботин, Николай Рачев. Светлая им память.

В 1941 году в Орел был эвакуирован детский дом № 7 из Москвы. Впоследствии его преобразовали во вспомогательную школу. До сих пор в Орле живет одна из первых воспитанниц детского дома – Мария Ивановна Ушакова, 1935 года рождения.

Привезли ее в Орел совсем маленькой девочкой, она практически ничего не помнит из своего детства. Единственное воспоминание – поздно вечером пришли за отцом какие-то мужчины, арестовали его, и больше Мария Ивановна его никогда не видела. А маму совсем не помнит.

Жилось в детском доме голодно, зачастую дети ходили по помойкам и лазили по огородам. Не жаловали детдомовцев и орлинские ребятишки. Драки были обычным делом. Но маленькая Маша умела за себя постоять. Из одежды только и запомнила, что было одно черное платье, потому ни на танцы, ни на вечера не ходила.

Единственным светлым пятном в ее горьких детских воспоминаниях стала ее воспитательница – Мария Васильевна Мурзина, которая смогла согреть сердце сироты. Частенько Маша ходила к своей воспитательнице домой, иногда оставалась ночевать. Благодаря ей вернулась в детский дом работать после долгих скитаний на чужой стороне.

Орлинский детский дом стал ее родным домом. Мария Ивановна проработала 15 лет матросом на Орлинской пристани. Люди постарше хорошо помнят эту беспокойную ответственную женщину.

Так в судьбах простых людей преломляется судьба страны, и история жизни каждого человека представляется нам интересной и увлекательной книгой.

При написании материала использовались воспоминания учителей-ветеранов: А. Е. Самосушевой, З. Н. Саврасовой, Л. С. Аскаровой, А. П. Заезжай

Дата публикации: 05.10.2012
Постоянная ссылка: https://xn----7sbbannnti3a6acuc2l2b.xn--p1ai/obshhestvo/ya-ne-budu-uchit-yazyk-fashistov.html