Хранимый материнской молитвой

Только что весь мир широко отпраздновал День Победы. 71-й раз после самой жестокой войны в истории человечества. А что это была за война? Как пришлось воевать тем, кто еще недавно были самыми простыми людьми? Мы договорились не просто рассказывать о войне, а именно стараться представить, увидеть ее глазами очевидцев и внутренне пережить вместе с ними. День Победы – особый праздник. 1 418 долгих дней Победу ждали миллионы людей. Ждали и каждый день приближали ее, как могли, не считаясь с собственными интересами, ради великой цели.

Но сперва была война…

Жил в поселке Орел и честно трудился простой молодой человек. Звали его Владимир Мурзин. Для кого-то Володя, для кого-то просто Вова, а для кого-то Владимир. Был Владимир молодой, еще холостой и полный жизненной энергии. Возможно, от остальных не очень-то и отличался.

Поступил он в авиационный техникум. В небо потянуло, в бесконечные просторы. Прекрасная мечта. Но доучиться не пришлось, в 1939 году призвали Владимира в ряды Советской Армии. А тут как раз началась советско-финская война, и отправился Владимир добровольцем на фронт.

Однажды во время штурма линии Маноргейма шли в атаку по минному полю. Проход подготовить еще не успели и поэтому продвигались на лыжах осторожно. Владимир шел со своим товарищем. Неожиданно прогремел взрыв. Это напарник нечаянно попал лыжной палкой прямо в мину. Товарищ погиб на месте, а Владимира тяжело ранило. Осколок вошел в левый бок, ударился о ребро, прошел около сердца всего в 2 миллиметрах и вышел под мышкой с другой стороны. По иронии судьбы несчастье произошло за день до окончания войны. Нелепая случайность.

Выписавшись из госпиталя в 1940 году, Владимир был направлен для продолжения службы в Бершетские лагеря, что недалеко от Перми. Все надеялись на наступивший мир, но пришла новая беда. 18 июня 1941 года 112-ю дивизию, где служил Владимир, подняли по тревоге и эшелоном отправили на запад. Дивизию в полном составе. А это ни много, ни мало – пять полков.

Прибыли в Белоруссию на станцию Дретунь, а оттуда в район Крославы, где 22 июня в 4 часа утра приняли первый бой. Началась Великая Отечественная война.

Дивизия была укомплектована по тем временам самым современным оружием. И люди-то там оказались не новички, многие прошли финскую войну. Но большие потери понесла дивизия, много крови пролилось, множество бойцов полегло. Бои шли неравные, немецкая армия в то время была подготовлена намного сильнее. Заранее ведь готовились фашисты.

11 июля 1941 года Владимир попал в плен, и начались мытарства. Концлагерь, непосильная работа, издевательства фашистов, перед которыми простые унижения просто меркнут. Нечеловеческие испытания. В короткие ночи после тяжелого дня, лежа на жестких нарах в бараке, Владимир думал о семье, о друзьях, тосковал по Родине. Болели натруженные руки и ноги, а он вспоминал свою маму, которая где-то далеко молится о своем сыне и ничего не знает о нем. Не знает даже, жив ли он, ведь весточку отсюда не отправишь…

А рано утром вновь и вновь жутко выла сирена, раздавалась чужая немецкая речь, резкие команды – нужно было идти выполнять тяжелую работу под прицелом вражеских автоматов. И так день за днем, день за днем.

Не фильм, а реальность

Однажды произошло чудо, Владимиру удалось бежать. Оказался он на свободе. На свободе ли? Чужая страна, незнакомые места, неизвестно, куда бежать. Но Владимир бежал. Отдыхал и снова бежал. Он не слышал уже лая собак, не видел до смерти опостылевшие вражеские рожи, в касках и с автоматами, готовыми убить любого в доли секунды, ему не приходилось выполнять грубые команды и без конца делать никому не нужную работу. Но особой радости все это не приносило. Владимира преследовали тревога, непреодолимый страх услышать сзади собачий лай и выстрелы преследователей. И тревога была не напрасной. Нашли враги, догнали, наказали и утащили обратно в лагерь. Представляешь эту картину и сразу вспоминаешь фильм «Судьба человека». Как похоже могло быть все. Только это кино. Андрей Соколов – вымышленный персонаж. И играл его в фильме актер. Но насколько талантливо снят фильм, насколько точно изобразил Сергей Бондарчук ту действительность, в которой оказался наш Владимир. Давайте ненадолго остановимся на этом месте, отложим газету, закроем глаза на несколько минут и попытаемся представить ужас положения беглеца. И если вы увидите это перед своими глазами, значит, цель достигнута, значит, мне удалось достучаться до ваших сердец.

Но вернемся снова в прошлое. Владимир снова оказался в плену. Фашисты не простили побега ему и другим бежавшим. Их и других провинившихся за разные «провинности», выстроили в одну шеренгу для публичной казни. Но расстреливали не всех, только каждого пятого. И вот они стоят, узники, измученные, изможденные, побитые и ждут своей участи. А фашистский офицер со свирепым лицом, а может быть наоборот, с наглой ухмылочкой, идет и считает до пяти. Вот он уже близко, вот и приближается смерть. Как набат звучит в ушах: «один… два… три… четыре…» Палец в кожаной перчатке указывает на Владимира. Будто насквозь пронзает его исхудавшее тело. В глазах темнеет, но сознание продолжает работать. «Четвертый. Я – четвертый! Спасен! Значит, еще не срок», – крутится в голове спасительная мысль. И не верится…

А набат продолжает оглушительно бить: «пять…»

И снова: «один… два… три…»

А в это время вражеские руки как клещи грубо выхватывают из строя соседа – того самого следующего «пятого» и тащат на расстрел. «Бедняга. Отмучился», – звучит в голове у Владимира.

«Четыре… пять… один…» А далее автоматная очередь и тишина… Все, расправа свершилась. Кровавая жертва принесена.

Как в том фильме: «Только холодком потянуло от смерти».

А потом был второй побег. И снова поймали. И снова предсмертный отчет. Только уже до десяти. Каждого десятого казнили. И что за судьба такая? На этот раз Владимир оказался девятым. Да, девятым, а это означает, что смерть только краешком коснулась его, обожгла, но не смогла овладеть им. Опять не время. Невольно задумаешься, а не о нем ли фильм-то, не о нашем ли Владимире?

Попытка № 3

А Владимир не хотел сдаваться. Бежал он в третий раз. Только было это уже 20 ноября 1944 года. Вот сколько лет пришлось томиться. Почти всю войну. Третий побег оказался более удачным, чем первые два.

Их было несколько человек. Бежали трое суток ночами, а днем отсиживались в болоте под водой. Дышали через трубочки из срезанных тут же камышей, выручили смекалка и желание жить. Представить такое невозможно, а они пережили и это испытание. Бежали не на восток, а на запад, потому что к тому времени уже открылся второй фронт, и была слышна канонада. Это наступала американская армия.

В конце третьих суток сзади послышался лай. Собаки настигали, за ними бежали немцы. Уже стали раздаваться автоматные очереди, как вдруг впереди показались американские танки, разогнавшие немцев.

Владимир попал к американцам, в лагерь перемещенных лиц, который находился на территории Франции в Марселе. Там он принимал активное участие в разгроме немецкого десанта, за что французский капитан лично выдал Владимиру справку на французском языке. Эта справка спасла его. Теперь уже от других лагерей, от Гулага. В самом деле, иди-ка докажи, что ты был в самом деле в плену, а не отлеживался дезертиром «под кроватью» или того хуже – не был предателем своей Родины. Никому тогда не верили. А вот какая-то небольшая бумажка с печатью оказалась крепче самой прочной брони.

После прихода советских войск Владимир прошел фильтрацию в этом лагере, и его еще оставили служить в Германии до 1946 года. Там он получил водительские права, которые вскоре пригодились не меньше той самой справки.

Поезд ушел…

Осень 1946 года. Давно закончилась война. Заканчивалась и служба Владимира на чужбине, скоро домой. Вот уже и долгожданная посадка в поезд. Неожиданно за пять минут до отправления заходит в вагон военный и просит всех водителей, у кого есть удостоверение, выйти.

Ушел поезд, а оставшимся на перроне бойцам объяснили, что им придется гнать в Брест-Литовск автомобили. Советский Союз получил от Америки подарок – 250 «Студебеккеров» для развития народного хозяйства. Вот так и поехали своим ходом да объездными путями. И, видимо, опять судьба такая. Видимо, нужно было такому случиться. Поезд, в котором не пришлось ехать Владимиру, в Польше попал под обстрел. Разбили его бандеровцы подчистую. Ни один пассажир не спасся.

Возвращение

Вернулся Владимир с фронта. Живой, с наградами. Но главными для него были не медали и ордена. Приехал солдат с невестой Марусей. Да что там с невестой – с женой. Познакомились они в той же Германии в лагере перемещенных лиц. Девушка жила в Запорожской области, но вскоре после начала войны немцы угнали ее на работу в Германию, как и многих тысяч пленных. Жила и работала Мария в семье архитектора. Ей повезло то, что хозяева не любили Гитлера, против него были и поэтому к своей домработнице относились хорошо. Особенно в конце войны.

А поженились Владимир и Мария не в какой-нибудь простой день. Свадьбу сыграли 9 Мая 1945 года. Вот уж праздник так праздник. На зависть всем, наверно. И пусть застолье было не очень богатое, зато радости и веселья хватило на всех.

Вот так бывает в жизни. Всего в ней хватает – и горя, и радости. И плохого, и хорошего. Но хорошего безусловно больше. Так и должно быть.

Прошли годы. Давно закончилась война, разрушенная страна возродилась вновь, да еще лучше прежнего. Супруги Мурзины воспитали четверых детей, двоих дочерей и двоих братьев, дали им хорошее образование. Про таких людей можно целые книги писать. А эти люди живут скромно, стараются ничем особым себя не показывать. И, наверно, почти никто не знает о рассказанной выше истории.

В гостях у героя

Весной 2005 года, когда в нашей школе только появилась видеостудия, мы с ребятами пришли в гости к Владимиру Яковлевичу Мурзину, захватив с собой видеокамеру. Нас радушно встретили сам Владимир Яковлевич и его дети – сын Александр и дочь Ольга. Сколько мы просидели у них? Час, полтора, два? Теперь не вспомнить. Помнится главное – рассказ Александра, который помогал своему папе делиться воспоминаниями. Не осталась в стороне и Ольга. Все мы были как будто околдованы услышанным. Порой мурашки по спине бежали. Для нас это лишь рассказ, а ведь на самом деле это жизнь Владимира Яковлевича, полная тяжких испытаний.

Покорило нас еще одно наблюдение – с какой теплотой и любовью дети относились к своему папе. А сам Владимир Яковлевич, не смотря на возраст, продемонстрировал нам свою энергию и отличную память. Как он читал нам стихи своего любимого поэта Сергея Есенина! Без запинки. Владимир Яковлевич был даже готов прочесть поэму «Анна Снегина» полностью, но пришлось ограничиться лишь небольшим фрагментом.

Слушали мы стихи, смотрели на висевший на стене потрет поэта и думали: «Вот таким людям нипочем никакие испытания. Такие люди, как Владимир Яковлевич, вынесут все на своих плечах».

11 октября 2006 года Владимира Яковлевича не стало. Было ему 87 лет.

На всю жизнь запомнилась мне одна, невзначай оброненная фраза, когда Владимир Яковлевич приглашал нас приходить еще: «Надо мне собраться с мыслью о том, что это нужно моим потомкам. Вам это надо. А мне-то уже не надо. Я уже нахлебался…»

Что там говорить. Досталось человеку сполна. Вечная память Владимиру Яковлевичу.

В заключение хочется выразить благодарность Александру Мурзину за помощь в подготовке материала.

Алексей МЕЛЬНИКОВ

Дата публикации: 12.05.2016
Постоянная ссылка: http://xn----7sbbannnti3a6acuc2l2b.xn--p1ai/velikaya-pobeda/xranimyj-materinskoj-molitvoj.html