По ложному доносу…

Держу в руках ксерокопии документов на усольчанина Шипулина Анатолия Семеновича, арестованного по обвинению в причастности к подпольной эсеровской контрреволюционной деятельности. В справке о наличии компрометирующих материалов на нашего земляка, работавшего инструктором в Усольском райсовете, казенные строчки: «…подлежит аресту и привлечению к ответственности по ст. 58 п. 8, 9 и 11 УК». И постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения, датируемое от 3 марта 1938 года, было предъявлено обвиняемому через день, 4 марта. И суд избрал меру наказания – содержание под стражей в Соликамской тюрьме.

Анатолий Шипулин родился в 1888 году в селе Дедюхино, жил впоследствии в Усолье по улице Красноармейская. Более 78 лет прошло с тех страшных лет, а в памяти потомков память о нем жива. Его внучка, Людмила Савельевна Шипулина (Хавкунова), в госархиве Пермского края разыскала документы своего деда, чтобы восстановить его доброе имя для внуков и правнуков. В деле было письмо его жены Шипулиной Пелагеи Петровны в 1-е отделение 1-го спецотдела НКВД, датированное 11 января 1939 года. Из этого письма можно узнать о жизни ее мужа.

Анатолий Шипулин родился в бедной рабочей семье, и ему пришлось с 11-летнего возраста работать по найму у частников. В 15 лет поступил на сользавод «Любимов и Ко», где и трудился до 1918 года. Затем работал на промышленных предприятиях Березников. Во время германско-русской войны в Березниках была организована рабочая больничная касса, где Анатолия избрали членом ревкомиссии, потом членом и председателем правления.

Когда банды Колчака заняли нашу территорию, Шипулину уезжать с красными вглубь России не было приказано. По приходу Красной армии местные коммунисты мужу Пелагеи поручили созвать конференцию по организации страхкассы и других отделов. В 1920 году Шипулин на съезде Уисполкома был избран уездным агентом соцобеспечения и выполнял все поручения по разверсткам, труд. налогу. Три года, по 1930-й, был заведующим Усольского и Ленвинского сользаводов, где и потерял свое здоровье, став инвалидом 3 группы. «В последние годы своей работы мой муж Шипулин болел сердцем и плевритом, в данное время в заключении совсем свалился и находится на излечении в Соликамской больнице совершенно без ног не движим», – пишет его жена Пелагея Петровна (стиль и пунктуация письма сохранены).

Из письма его жены узнаем, что Анатолий Шипулин – сын коммуниста-большевика. В молодости при царском строе выполнял поручения своего отца, и пятнадцать лет он был на ответственной советской работе.

Сейчас никто не расскажет, как проходил арест пятидесятилетнего Анатолия Семеновича, – нет в живых свидетелей того времени. Только сухие строчки протокола обыска, где четко и ясно написано: «По объявлении цели прибытия предъявлено требование о выдаче огнестрельного оружия». Оружия не нашли, а взяли паспорт, две фотокарточки, две налоговые квитанции, разных документов и справок в количестве 55 штук.

8 марта 1938 года арестованный Анатолий Шипулин написал заявление с оговором на себя. Нашлись и свидетели, подтвердившие контрреволюционную деятельность этого человека.

21 июня 1938 года Шипулина Анатолия Семеновича особым совещанием при НКВД СССР приговорили к исправительно-трудовому лагерю сроком на 10 лет. Почти через год, 24 марта 1939 года, заключенный Шипулин в прокуратуру СССР пишет жалобу: «…арестован внезапно Березниковским отделом НКВД 3 марта 1938 года, и будучи в Соликамской тюрьме, куда меня этапировали, я был вызван в штаб 15 марта 1938 года, где под исключительной силой оружия в 1 час ночи подписал на себя ложно-чудовищное по своему размеру обвинение…» Далее идут пять пунктов ложного обвинения. А накануне, 21 марта, лишенный свободы Анатолий Семенович находился в медсанчасти по поводу паралича нижних конечностей на почве органического заболевания центральной нервной системы. Врачи поставили вердикт – заболевание считать длительным, с этой целью больного направить в специальное лечебное заведение.

А в это время по его заявлению дело отправляют на доследование. 21 августа 1939 года Шипулин получил постановление «об оставлении в силе приговора особого совещания НКВД СССР». Второе письмо, отправленное в Москву Народному Комиссару внутренних дел Союза ССР 6 сентября 1940 года, о пересмотре дела также не дало результата. Все обвинения против себя Шипулин считал необоснованными, лживыми и клеветническими, о чем и писал в письмах.

В начале февраля 1939 года осужденного Шипулина отправляют в тюремную больницу в Казань. В 1942 году он умирает в этой больнице, похоронен в общей могиле.

По материалам уголовного дела Шипулин Анатолий Семенович подпадает под действие статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов» – такое заключение было утверждено прокурором Пермской области 24 мая 1989 года.

Это лишь одна судьба из десятков тысяч советских людей, которую сломал ложный донос. Без отца и мужа осталась большая многодетная семья с семью детьми, которая кормильца так и не дождалась домой.

Галина ПРУТОВА

Дата публикации: 28.10.2016
Постоянная ссылка: http://xn----7sbbannnti3a6acuc2l2b.xn--p1ai/sudba/po-lozhnomu-donosu.html