Славный сын Отечества

Андрей Никифорович Воронихин – уроженец земли усольской, создатель стиля русского классицизма, академик миниатюрной и перспективной живописи, профессор, строитель зданий «пушкинского Петербурга», выдающийся архитектор-мыслитель, воплотивший передовые идеи своего времени в архитектуре, гениальный инженер, ломавший установившиеся приемы строительства конструкций.
Личность зодчего, его одаренность, его упорство в достижении целей, новаторство в художественных приемах и инженерных решениях уже два столетия вызывают глубокий интерес ученых, писателей, журналистов и краеведов. Среди русских архитекторов своего времени А. Н. Воронихин, пожалуй, самая загадочная личность.
Сведения о жизни Андрея Никифоровича, дошедшие до нас, противоречивы и не полны. Значительно больше известно о его трудах и удивительной универсальности как художника и зодчего. Полный список печатных работ о нем насчитывает более трехсот названий. Наследие Воронихина изучено довольно подробно: документы, графические материалы проанализированы и подробно описаны. Образ Андрея Никифоровича Воронихина и его гениальное творчество занимают достойное место в истории русской культуры.

Биография.
Становление таланта
Андрей Воронихин родился 17 (29) октября 1759 года в крепостной неволе, в семье Строгановского канцеляриста Никифора Степановича Воронихина. Место рождения – большое богатое село новое Усолье Пермской губернии (центр соляного царства Строгановых), входившем в состав поместий баронов, а затем графов Строгановых. С детских лет он проявил незаурядные художественные способности. Этому способствовало несколько привилегированное положение родителей, хотя и крепостных, но грамотных людей. Через отца-канцеляриста будущий зодчий познакомился с книгой, гравюрами, живописью, а впечатления детства порой очень часто определяют жизненный путь. Вполне возможно, что именно Строгановская архитектура Усолья оказала мощное эмоциональное воздействие на становление и развитие таланта Андрея.

И в 1777 году по указу А. С. Строганова Андрей, 17-летним юношей, вместе с братом Ильей приезжают в Москву учиться живописи и архитектуре сначала у В. И. Баженова, а потом у М. Ф. Казакова. Заметим, что богатейшие люди России Строгановы из поколения в поколение выступали меценатами искусства, создавшими целое направление в русской культуре под названием «строгановское: строгановское искусство, строгановское золотое шитье, строгановская школа иконописи, строгановские знаменные церковные распевы, строгановские книги, строгановская архитектура, Строгановское училище. И очевидно то, что еще до приезда в Москву Андрей Воронихин был подготовлен и в живописи, и в архитектуре. Первоначальное образование он получил в родных краях: в селе Ильинском в строгановской иконописной мастерской у Гаврилы Юшкова, куда попадали талантливые крепостные в возрасте 6-7 лет. Здесь юный Андрей овладевал основами иконописи, а к 13 годам начал проявлять пристальный интерес к архитектуре. Закончил учебу на иконописца в мастерской Пыскорского монастыря. Несомненно, пребывание в творческой среде В. И. Баженова и М. Ф. Казакова, даровитых архитекторов того времени, помогло Андрею познакомиться с идеями, питавшими творчество, попробовать свои силы в архитектуре и приобщиться к столичному искусству.
В 1779 году Андрей Воронихин, тогда еще крепостной человек, был переведен графом А. С. Строгановым в Петербург. Здесь его поселили в знаменитом Строгановском дворце. Особое участие А. С. Строганова в судьбе талантливого крепостного-художника вполне понятно. Граф был довольно незаурядным человеком, получившим хорошее образование за границей, имел превосходный вкус к художествам. Он широко приобретал произведения искусства для своих коллекций, которые начал собирать еще его отец С. Г. Строганов. В петербургском дворце им была создана большая галерея фламандской, французской и итальянской живописи. В то время его коллекция монет и собрание минералов не имели себе равных. Отличаясь широтой взглядов, знаний и совершенно независимым положением, А. С. Строганов был достаточно демократичен; и в его дворце можно было встретить не только богатых золотом людей, но и тех, у кого богатство все заключалось в уме и таланте. Строганову, видимо, импонировал талантливый крепостной художник. Он поощрял его усердные занятия искусством и науками. Должно быть, Андрей графу очень понравился и тот приставил крепостного юношу к своему восьмилетнему сыну Павлу в роли то ли слуги, то ли старшего товарища. И с этих пор в семье А. С. Строганова Андрея стали именовать на французский манер – Андрэ (наш Андрэ).
«Заслуга А. С. Строганова, безусловно, одного из культурнейших людей России того времени, – писал Г. Г. Гримм, самый крупный исследователь творчества Воронихина, – именно в том, что, заметив дарование в своем крепостном.., он поддержал его и дал ему возможность проявить свои способности».
В 1780-х годах Воронихин путешествует по России, а затем – по Европе вместе с сыном графа А. С. Строганова Павлом и его воспитателем французом Жильбером Роммом. В 1786 году А. С. Строганов подписывает своему крепостному вольную. Путешественники едут в Швейцарию и Францию. Лекции по истории, химии, физике, математике и другим общеобразовательным предметам, прослушанные в Женеве и Париже у лучших профессоров, постоянное общение с Жильбером Роммом – все это умноженное на огромный талант помогало Андрею совершенствовать свое мастерство. Объездив половину России и побывав за границей, Воронихин, уже в 30-летнем возрасте возвращается в Петербург. Продолжает жить в доме Строганова. Вскоре, в 1793 году он впервые получает возможность попробовать свои силы в архитектуре. По просьбе графа Воронихин, продолжая начатые работы архитектором Ф. И. Демерцовым, занимается перестройкой Строгановского дворца, приводя его интерьеры в соответствие с требованиями классицизма сменившего барокко. Одновременно он много занимается живописью. За живописную работу «Вид картинной галереи графа Строганова» он был удостоен 16 декабря 1794 года Советом академии Художеств первого академического звания «назначенного».
В 1796-1797 годах возводит дачу А. С. Строганова на Черной речке и пишет пейзаж этой дачи. Проделанная работа позволила ему получить диплом и звание академика перспективной и миниатюрной живописи.
Расцвет творчества.
Поэт камня
Но вот наступил 1800 год, во многом определяющий дальнейшую судьбу А. Н. Воронихина. В начале года президентом Академии Художеств был назначен А. С. Строганов и уже в мартовском протоколе заседания академического Совета читаем: «По письму господина президента, писанному господину вице-президенту, для преподавания при Академии ученикам класса архитектуры принять господина Воронихина».
С этого времени события развиваются стремительно. Летом того же года Строганов привлекает Воронихина к очень ответственным работам в Петергофе. Под руководством Академии началась реконструкция Большого каскада, грота и ковша Самсона. Постройку колоннад с павильонами поручили Воронихину. Это был первый официальный заказ не для Строгановых, и, что очень важно, впервые он выступил как зодчий. Проект утвердил Павел I. После этого решением Совета Академии Андрею Никифоровичу Воронихину было присвоено звание архитектора. И, наконец, зодчий создает проект Казанского собора на Невском проспекте, который был высочайше утвержден в начале зимы 1800 года. Казанский собор явился вершиной творчества Андрея Никифоровича Воронихина, создавшего грандиозную симфонию в камне.

В наши дни величественный и гармоничный многоколонный храм-триумф, храм-памятник связан с памятью об Отечественной войне 1812 года, о победе над Наполеоном. И находящаяся внутри могила фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова и стоящие на площади перед собором бронзовые фигуры Кутузова и Барклая де Толли, так органично связаны со строением Воронихина, что высказывались предположения, что собор был изначально задуман как памятник войне 1812 года. Но он спроектирован, построен и освящен в 1811 году еще до начала войны.
Нельзя не поразиться удивительной интуиции зодчего, позволившей ему предвосхитить великую победу русского народа над Наполеоном и создать национальный храм-памятник. Настоящее произведение искусства всегда в себе несет подлинную идею. Основную суть Казанского собора можно определить двумя словами: «Победная песнь». Почему же архитектора захватила эта идея? И каким образом произошло ее воплощение? Чтобы понять, обратимся к истории места, на котором возводился собор. Еще в 1730 году в середине Невского проспекта, в линию с жилыми домами выстроили деревянную, на каменном основании церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Ее часто называли просто Казанской, потому что в ней находилась очень почитаемая на Руси икона Казанской Божьей Матери, олицетворяющая собой глубину православной веры русского народа. Эта икона, обретенная в 16 веке вскоре после завоевания Казани, постоянно находилась с русским войском в самые критические моменты государства Российского. Так было в Смутное время начала 17 века при Минине и Пожарском. И, век спустя, при Петре I, когда не на жизнь, а на смерть шла борьба со шведами за Прибалтику. Петр I, переводя столицу из Москвы в Петербург, определил иконе, ставшей символом Победы и утверждения России, – «Вечно пребывать на брегах Невы».
Наверное, А. Н. Воронихин понимал, что будущий храм это не только вместилище святыни Руси, но и выражение ее сути. И именно этим вдохновлялся. В 1799 году по велению Павла I был проведен конкурс проектов, в котором приняли участие Тома де Томон, Пьеро Гонзаго и очень талантливый архитектор Чарльз Камерон. Как и следовало ожидать, в октябре 1800 года был утвержден проект Камерона, но к всеобщему удивлению 14 ноября того же года император изменяет свое решение и утверждает проект А. Н. Воронихина. Что же произошло?

На решение императора помимо представленных ему проектных предложений по сооружению собора повлияли убедительные политические доводы президента Академии Художеств графа А. С. Строганова. Граф считал, что для поднятия национального духа россиян необходимо строить по проекту русского архитектора, трудом русских рабочих и из русских материалов. А, кроме того, граф точно знал, что с такой сложной задачей великолепно сможет справиться его бывший крепостной, архитектор Андрей Никифорович Воронихин. Гениальный зодчий блестяще справился с поставленной перед ним задачей, создав величественный храм прекрасно вкомпанованный в ансамбль Невского проспекта. Кстати говоря, Казанский собор явился первым градостроительным ансамблем Петербурга, став прообразом последующих ансамблей Невского проспекта. Главный фасад собора архитектор расположил с западной стороны. На Невский же проспект выходит боковой (северный) его фасад в виде торжественной полукруглой колоннады, раскрытой к Невскому проспекту. И колоннада, и собор подняты на гранитный цоколь с широкими лестницами. Таким образом, были решены сразу же две поставленные перед зодчим задачи: во-первых, соблюден христианский обычай размещения главного входа в храм с западной стороны, а во-вторых, собор оказался гармонично связанным с центральной магистралью Петербурга. Казанский собор стал сравним с собором Святого Петра в Риме, но более открытый и гармоничный. Увенчан собор куполом на стройном, цилиндрическом барабане, украшенном шестнадцатью большими окнами и пилястрами коринфского ордера между ними. И здесь великий русский архитектор А. Н. Воронихин показал себя профессионалом высочайшего уровня и прогрессивных знаний своего времени: купол собора впервые в мире был выполнен из металлических конструкций. Когда собор был почти достроен, зодчий решил сделать симметричным не только северный фасад, но и все сооружение в целом. Он задумал с южной стороны поставить такую же колоннаду, которая образовала бы аналогичную площадь. Но для этого нужно было снести целый квартал обывательских домов. И перед главным западным входом тоже предполагалась полукруглая площадь с великолепной ажурной оградой. В такой планировке сказался незаурядным талант Воронихина-градостроителя. От всего этого проекта до нас дошла только ограда – одна из лучших в Петербурге. Но гениальный замысел Воронихина по формированию четырех площадей вокруг Казанского собора так и не был воплощен, потому что в сентябре 1811 года скончался граф Александр Сергеевич Строганов, простудившийся на освящении собора. А в 1812 году наступает тяжелое испытание для России – Отечественная война. Вскоре Казанскому собору суждено стать своеобразным памятником в честь победы русского народа в Отечественной войне 1812 года и усыпальницей одного из величайших российских полководцев – светлейшего князя Михаила Илларионовича Кутузова. Здесь стали размещать знамена, штандарты, захваченные у неприятеля, ключи от сдавшихся крепостей и городов. А. Н. Воронихин предвосхитил победу русского оружия, и этот храм является не только памятником воинской доблести, но и утверждением русского духа. Казанский собор – это, действительно, Победная песнь!
С 1811 года Казанский собор был самым большим православным храмом Петербурга и играл главенствующую роль в духовной жизни столицы. После освящения в 1858 году кафедрального Исаакиевского собора Казанский собор приобретает значение придворного храма царствующего Дома Романовых. Все важные события в царской семье отмечались в Казанском соборе богослужениями.
Последние годы жизни
А. Н. Воронихин все свои знания и силы отдает любимому делу – архитектуре. Он много проектирует и не меньше строит. Почти одновременно возводились Казанский собор и Горный институт (где зодчий проявил глубокие знания античной архитектуры). Велика роль Воронихина и в создании русского дворцового интерьера, им велись работы по переустройству Павловского дворца и парка, создавались многие другие сооружения, украшающие Петербург и его пригороды. В 1810 году Воронихин закончил чертежи Исаакиевского собора (но этот проект, к сожалению, не был осуществлен). К тому времени ему было присвоено звание «архитектурии профессора», старшего профессора. В годы расцвета творчества деятельности Воронихина был написан его единственный портрет, изображающий зодчего на фоне купола Казанского собора. Автопортрет это или неизвестный художник – до сих пор мы не знаем. Зато знаем определенно, что мундир на Воронихине имеет шитье, полагающееся профессору Академии Художеств. За левым плечом, на фоне неба, виден купол Казанского собора – главного сооружения архитектора, за которое он был награжден орденом святой Анны. Не удивительно, что орденские кресты святой Анны на шее и святого Владимира в петлице – выписаны со всей тщательностью: они давали право на потомственное дворянство бывшего крепостного.
В перестройке Горного института еще раз в полной мере проявился градостроительный талант Воронихина. Зодчий со стороны моря оформил грандиозный въезд в город, предвосхитив парадную застройку Морской набережной в наши дни. Скончался А. Н. Воронихин 21 февраля 1814 года, скоропостижно, в расцвете творческих лет, на 55-м году жизни. В последнее время он работал над проектом храма Христа Спасителя в Москве. Но этот проект был воплощен в жизнь его учеником Константином Тоном. Великий зодчий ушел из жизни, когда русские войска приближались к Парижу.
Архитектурное наследие А. Н. Воронихина включает в себя сооружения самых различных типов и масштабов: от монументальных столичных построек – Казанского собора в самом центре города и внушительного здания Горного института – до небольших парковых павильонов и загородных дач. К этому перечню следует добавить работы Воронихина в области усадебного строительства (дом в усадьбе Братцево под Москвой и дом Голицыных в Усолье и др.). А также в селе Новое Усолье по его проекту построена Новоникольская церковь – храм-памятник воинской доблести в войне 1812 года. Удивительная работоспособность А. Н. Воронихина поражает до сей поры. За последние 14 лет его стремительной творческой жизни, в основном посвященной архитектуре, им было выполнено более 400 чертежей (сохранились проектные материалы и эскизы)! А самый главный из них – чертеж своей судьбы! А у его судьбы был свой замысел – назваться гениальным зодчим, наметившим дальнейший путь развития русской архитектуры. Быть творцом поистине неповторимых произведений архитектуры. Это много! Но, чтобы достигнуть такого совершенства, нужно обладать чувством просвещенной любви к Отечеству, иметь высокоразвитый и целостный художественный вкус. Для этого нужно быть проводником передовых идеалов своего времени, как лучший представитель русского дворянства граф А. С. Строганов. Благодаря его поистине отеческому покровительству и состоялся гениальный зодчий, бывший крепостной юноша.
На Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры на могиле А. Н. Воронихина поставлен обелиск в виде дорической колонны, рассеченной рустом, на котором помещен барельеф Казанского собора, главного архитектурного шедевра и памятника великому зодчему – сыну Урала и Камы, славному сыну Оте-чества.

Дата публикации: 31.10.2019
Постоянная ссылка: http://xn----7sbbannnti3a6acuc2l2b.xn--p1ai/pamyat/slavnyj-syn-otechestva-2.html