Александр Белкин: трагедия солдата и войны

Когда я стала плотно заниматься родословной, мне интересно было найти информацию не только о моих предках, живших в ХIХ веке, но и о тех, чья судьба связана с событиями ХХ века. Среди них особый интерес представляли те, кто был призван на Великую
Отечественную войну.
Александр Федорович Белкин – родной брат моей бабушки. О том, что у бабушки был брат, я узнала еще в детстве. Правда, это была всего лишь короткая информация, что он погиб на войне.
Благодаря тому, что Министерство обороны России стало размещать информационные базы о погибших на вой-
не, а также о военнослужащих, кто за свой подвиг в годы войны был представлен к наградам Родины, в наше время становится реальным установить судьбу своих родственников – участников Великой Отечественной войны. Но удастся ли это сделать в очередной раз?
На сайте «ОБД-Мемориал» одной из первых мне попалась информация об А. Ф. Белкине:
«Донесение о безвозвратных потерях № 19491 от 13.09.1942 г.
Список осужденных военнослужащих Военным трибуналом 49 Армии (к высшей мере наказания и лишению свободы, приговоры на которых приведены к исполнению за время с 1 января по 1 августа 1942 г.)»
В этом списке под № 95 указан Белкин Александр Федорович, место службы – 875 ОТШР, воинское звание – красноармеец, должность – рядовой, место жительства – Молотовская область, Соликамский район, д. Белкино, год рождения – 1910 г., дата вынесения приговора и приговор: 23.5.1942 приговорен к 10 годам л/с в ИТЛ, ФИО, адрес жены или родителей – данные отсутствуют.
Необходимо пояснить, что «10 л/с в ИТЛ» означает «приговорен к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях», 875 ОТШР –
875-я отдельная телеграфно-шестовая рота, относящаяся к войскам связи.
Было странно, как могло такое случиться, что военно-служащий, за плечами которого был опыт службы в рядах Красной Армии, опыт участия в финской войне, военных событиях с японцами на Халхин-Голе, мог угодить на основании приговора военного трибунала в исправительно-трудовой лагерь, да еще на такой значительный срок.
Мне удалось найти еще одну информацию об А. Ф. Белкине. В этот раз в базе репрессированных граждан на сайте Пермской краевой общественной организации «Мемориал»:
«Белкин Александр Федорович, год рождения 1910, место рождения – д. Белкино, Ворошиловский район, Пермская область, национальность – русский, образование – начальное; место работы, должность – 875-я отдельная кабельно-шестовая рота, связист; место ареста – РККА, дата ареста – 15.05.1942 г., обвинение – (не указано); дата осуждения – 23.05.1942 г., приговор – 10 лет лишения свободы; реабилитирован – Прокуратура Пермской области, 29.05.1992 г.»
Сведения о реабилитации помогли понять, что данный приговор в большей степени отвечал условиями военного времени. Но все же хотелось выяснить и понять, что могло послужить основанием для вынесения такого приговора.

Наша справка: 49-я армия, в состав которой входила 875-я отдельная телеграфно-шестовая рота связи, была сформирована 7 августа 1941 г. в составе Резервного фронта. К 17 августа 1941 года армия была дислоцирована в районе г. Дорогобуж с целью оборудования резервного оборонительного рубежа в тылу Западного фронта. 13 октября 1941 г. армия была передислоцирована в район Калуги на Можайскую линию обороны.
49-я армия начала свои боевые действия в ходе Можайско-Малоярославской оборонительной операции. В ходе контрнаступления под Москвой армия приняла участие в Тульской и Калужской операциях.
В ходе Ржевско-Вяземской операции 1942 г. армия 5 марта освободила г. Юхнов и к 20 апреля вышла на рубеж рек Угра и Ресса (западнее г. Юхнов). Этот рубеж в ожесточенных боях армия удерживала целый год – вплоть до марта 1943 г., когда армия приняла участие в Ржевско-Вяземской наступательной операции (1943).

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция
Правительство фашистской Германии, командование вермахта всеми силами и средствами пытались удержать очень удобный плацдарм в центре Восточного фронта. В жестокой схватке в пространстве Вязьма — Гжатск — Ржев — Белый сошлись войска Западного и Калининского фронтов и войска немецкой группы армий «Центр».
Главная цель Ржевско-Вяземской наступательной операции – завершить разгром немецкой группы армий «Центр». Это была первая попытка масштабной операции войск Красной Армии на окружение группировки противника на московском направлении. Наступление Красной Армии осуществлялось войсками Западного и Калининского фронтов при содействии войск Северо-Западного и Брянского фронтов.
Войска Западного фронта вступили в операцию 9-10 января. Главный удар наносился на Вяземском направлении армиями левого крыла фронта. В ходе ожесточенных боев юхновская группировка противника была охвачена с трех сторон. Части 50-й армии (генерал-лейтенант И. В. Болдин) и 1-й гвардейский кавалерийский корпус (генерал-майор П. А. Белов) обошли Юхнов с юга и юго-востока, а с севера и северо-востока его обошли войска 43-й и 49-й армий.
В конце января относительно удачный этап наступательной операции советских войск закончился. Их положение значительно ухудшилось, измотанные длительным наступлением в условиях суровой зимы, обескровленные войска утратили свои наступательные возможности.
В начале февраля начинается второй этап Ржевско-Вяземской операции, когда немецкие войска нанесли контрудары по всем главным направлениям действий советских армий. Особенно ухудшилось положение частей, прорвавшихся в немецкий тыл.
Овладеть Вязьмой советские войска не смогли. 2-3 февраля гитлеровским войскам удалось ликвидировать прорывы севернее и южнее Юхнова. Части 33-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 8-й воздушно-десантной бригады Западного фронта также оказались в окружении.
Командование Западного фронта пыталось помочь своим отрезанным войскам. Командующий фронтом потребовал от командующего 43-й армией восстановить положение под Юхновом. Позднее были подключены войска 49-й и 50-й армий. Активные бои вели окруженные дивизии. Но командование группы армий «Центр» усилило оборону своих войск под Юхновом, и все попытки прорвать ее извне не удались.
Днем завершения Ржевско-Вяземской наступательной операции считается 20 апреля 1942 г., когда Ставка приказала войскам фронтов перейти к обороне. Это была крупнейшая наступательная операция зимней кампании 1941/42 гг. и всего первого периода войны. В ходе операции советскими войсками были полностью освобождены Московская, Тульская области, часть Калининской области, но ее главная цель – уничтожение немецкой группы армий «Центр» – не была достигнута.
Очень большими были потери советских войск. Ржевско-Вяземская операция 1942 г. считается одной из самых кровопролитных операций Великой Отечественной войны. Официально Западный и Калининский фронты потеряли в операции более 800 тысяч человек.
Среди главных причин незавершенности операции называются следующие: усталость войск из-за непрерывного наступления под Москвой, постоянная и острейшая нехватка боеприпасов, ввод войск резерва в бой без достаточной подготовки, отсутствие у командного состава опыта в проведении крупных наступательных операций и операций по окружению противника, недостаточная гибкость в управлении войсками и другие.

Из истории военных трибуналов
22 июня 1941 г. стало первым днем войны для Союза Советских Социалистических Республик, названной позже Великой Отечественной. В этот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено Положение о военных трибуналах в районах военных действий. Итог работы военных трибуналов в военный период: более 2,5 млн приговоров; более 284 тысяч граждан СССР были приговорены к высшей мере наказания (ВМН), или 9% от общего количества.
Военным трибуналам предоставлялось право рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения обвинительного заключения. С первых дней войны дела рассматривались постоянным составом судей, без участия народных заседателей. Для военных трибуналов, также как и в других отраслях народного хозяйства, было характерно социалистическое соревнование. Одно из обязательств заключалось в максимальном снижении сроков рассмотрения дел. Было решено не допускать рассмотрение дел в сроки, превышающие пять дней. Судьи военных трибуналов стремились к тому, чтобы не было ни единого приговора, отмененного вышестоящей судебной инстанцией ввиду мягкости избранной меры наказания.
Деятельность военных трибуналов в наше время ассоциируется с репрессиями и применением крайне жестких мер наказания. Процессы по реабилитации, состоявшиеся в 90-е годы, в некоторой части явились доказательством этого утверждения.

Кто виноват?
Хотелось бы еще раз вернуться к Ржевско-Вяземской стратегической операции. Причины незавершенности операции в период 1942 г. хорошо проанализированы современными историками. А что было по горячим следам?
Посмотрим вновь список осужденных военнослужащих военным трибуналом 49-й Армии за период с 1 января по 29 июля 1942 г. (донесение от 13 сентября 1942 г.) Всего в списке за этот период проходит 160 военнослужащих, из которых 95 человек были приговорены к расстрелу, остальные – к разным срокам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях.
Среди тех, кто приговорен к высшей мере наказания:
зав. складом 1-го артполка и интенданты I-III ранга складов 49-й армии, помощник командира полка по материальному обеспечению,
рядовые 485-го батальона и 94-го отдельного полка связи, понтонного батальона, 1-й гарнизонной пекарни, эвакоприемника, рядовой красноармеец 115-го лыжного батальона, 1922 г.р., сержант, зав. делопроизводством штаба 49-й армии, 1920 г.р., командир отделения арт. батальона, 1923 г.р., политрук, военком батареи 1-го гвардейского артполка, командир батальона 217-й СД, старший лейтенант, 1919 г.р., и многие другие.
По должностям в этом списке можно увидеть тех, кто отвечал за материально-техническое снабжение частей армии, и на кого в условиях кровопролитной битвы можно было списать, в том числе, перебои в армии со снарядами и продуктами. Приговорены к расстрелу командиры и политруки, что можно объяснить отсутствием у них достаточного военного опыта, в том числе, в убеждении рядовых своего состава идти в бой практически безоружными под ожесточенным огнем противника.
Правда, среди этих командиров выделяются те, чей возраст едва превысил 20 лет, и командирами они стали только потому, что их части несли значительные потери. Потому и продвигались они в должности, скорее всего, из-за смерти в бою более опытных командиров отделений. Приговорен к смертной казни сержант, заведующий делопроизводством штаба армии 22 лет, не успевший даже начать жить.
Кстати, судя по этому списку, к расстрелу были приговорены около 60% из общего списка, в отношении кого были вынесены приговоры. Для сравнения цифры, которые были приведены выше в отношении всего периода Великой Отечественной войны, кто был приговорен военными трибуналами к ВМН, – 9%. Вероятно, что введение положения о штрафных ротах в последующем привело к сокращению приговоренных к ВМН, так как именно они в первую очередь пополняли ряды штрафных рот и батальонов.
Обращает внимание в этом списке и такой факт, как вынесение приговоров в сроки после 20 апреля 1942 г., то есть после завершения Ржевско-Вяземской стратегической операции, перехода ее к обороне.
Вполне возможно, что после завершения основной операции выходили военнослужащие, попавшие в окружение. Зачастую вина этих людей заключалась в том, что в результате неудачно сложившихся боев или бездарного командования штабов они оказались в окружении, из которого пробирались к своим от нескольких недель, а то и месяцев.

К сожалению, мне не удалось выяснить до конца судьбу брата моей бабушки А. Ф. Белкина. Его младшая дочь Анна вспоминала, что когда она училась в школе, их семья получила письмо, в котором спрашивали про всех близких. Бабушка сказала, что это письмо от Санки, так в деревне звали Александра. Бабушка посадила свою внучку и заставила ее писать ответ.
Скорее всего, это было начало 50-х годов. Значит, А. Ф. Белкин отсидел срок и остался жив. Но почему он не вернулся в семью, и как сложилась его дальнейшая жизнь, мы вряд ли узнаем. Только его средняя дочь Антонина, вспоминая своего отца, часто плакала. А молодая жена, которой было всего 32 года, когда мужа призвали на фронт, так и прожила всю свою оставшуюся жизнь одна. Одна поднимала троих дочерей, самая младшая из которых родилась перед самым уходом мужа на фронт. А дочери сохранили память о своем отце, назвав его именем уже своих сыновей и внуков. И уже новое поколение Белкиных пройдет 9 Мая в шествии «Бессмертного полка» с портретом деда и прадеда, воина Красной Армии Александра Федоровича Белкина.

Дата публикации: 23.04.2020
Постоянная ссылка: http://xn----7sbbannnti3a6acuc2l2b.xn--p1ai/obshhestvo/aleksandr-belkin-tragediya-soldata-i-vojny.html