Рисовать может любой

Выхватить у повседневности вечность

На улице воет ветер, бросая в лицо ледяные снежные пряди зимы. Солнце где-то там спит, высоко, далеко и, словно, нет ему дела до людей, бредущих по белой от снега земле. Сколько сокрыто, когда не освещено лучами. Они, как штрихи, подчеркивают все нюансы земных материй, природы, лиц…

Невольно сравнила сейчас солнечные лучи с кистью художника. Это живописец дает жизнь, долгую жизнь пейзажу, архитектуре, таинственной улыбке. Это он своей кистью, как лучом, выхватывает у повседневности вечность. Художник воплощает в творчестве настроение дня, которого уже не будет. Той метели, которая кружит и не дает ни выдохнуть, ни вздохнуть. Тех зажженных окон в доме, за которыми счастье или грусть. Так молодые московские и питерские художники, работы которых представлены на выставке на первом этаже Дома Брагина в Усолье, разобрали по полотнам жизнь огромного мегаполиса. Сказали моменту: «Замри!» и вынесли их в целую серию под названием «Опустошение пейзажа». Талантливые начинающие мастера отразили через призму своих эмоций настроение города и его цвет.

Александр Дашевский, Павел Отдельнов, Мария Погоржельская, Диана Мачулина, Марина Федорова. Они очень разные по технике воплощения своего творчества и реализации своих замыслов. Одни, как устроители земель, аккуратно используют пространство, другие наполняют его персонажами, деталями. Найти среди вечно спешащих   лица, которые выпадают из общего хаоса суеты, в монолитных зданиях поэтику под силу тем, кто умеет прислушиваться к себе и умеет найти «в себе солнце», которое лучами выхватывают в повседневности те моменты, которые останутся в вечности.

На открытии выставки из пятерки присутствовал Павел Отдельнов. Его произведения уже составляют часть коллекции Российской Академии художеств, Фонда М. Горбачева, Московского союза художников. Украшают залы российских региональных музеев, частных живописных собраний России и других стран. В 2012 году выставка его работ «Urban Lights» была открыта во Франции.

Как сказал сам художник, он специально не бродит в поисках  «музы». Она может настигнуть его, где угодно. Одна из его картин родилась, когда он смотрел на огромную свалку, которая распростерлась на несколько километров. И с высоты этажей напоминала  город со своими крышами и улицами. Родился замысел, а потом полотно. Эту картину выкупили с аукциона. Сейчас она висит в офисном центре огромной финансовой компании.

Король не голый. Он весь в информационной одежде

Каким должно быть искусство – общественно значимым или это сугубо индивидуальное воспроизведение и восприятие художественных форм? Как выдержать баланс между  социальным и художественным? Участники «круглого стола» старались найти ответы на эти вопросы в Усолье в старинном здании начала 19 века. На «круглый стол» собрались знатоки и ценители, и просто те, кому не чужда эстетика творческих процессов. Представители журнала «Диалог Искусств», художники и искусствоведы  из Москвы и Санкт-Петербурга, представители творческой элиты Верхнекамья и «пятерки березниковских художников» Василий Аникеев, Леонид Плесовских, Юрий Баранов, скульптор Жанна Заграбова.

Главный вопрос, который многих будоражит, как определить качество создаваемого произведения? Кто те судьи,  которые вынесут вердикт: достойно общественного признания или нет?

По словам Антона Успенского, кандидата искусствоведения, историка искусства, критика и литератора из Санкт-Петербурга, критерием качества может служить профессионализм, умноженный на опыт. Ежедневный тренинг профессионального плана, есть опыт. У искусства размываются границы устоявшихся оценок качества. Любая информация насыщает энергетическое поле вокруг произведения. На самом деле король не может быть  голым. Он весь в информационной одежде.

«Круглый стол» в Доме Брагина, скорее напоминал мастер-класс, где главным действующим лицом и тренером был Антон Успенский. Он быстро нарисовал смеющийся смайлик и поднял его перед глазами  участников.

– Что это? Если бы я тридцать лет тому назад показал его, про меня в лучшем случае бы подумали, что я  горожу какую-то бессмыслицу. А теперь этот рисунок несет информацию, эмоцию. Я поднимаю эту бумажку, и человек улыбается. Один графист использует такой смайл, как свою визитную карточку, разместив внутри его свою фамилию.

Очень важно правильно воспитать свой глаз. Что это значит? Рисовал художник  в лесу пейзаж, полянку с цветочками, увидел бабушку, показывает ей… А она спрашивает, что это там у тебя Богородица или Николай Угодник? Бабушка привыкла видеть вокруг себя эти образы.

Это своего рода из философии, как мы дышим, так и пишем, как пел Булат Окуджава. А еще, что видим, тем и живем. То и формирует наш вкус и рождает субъективные оценки качества происходящего вокруг.

Зачем рисовать пейзаж, если я его вижу?

У людей, занимающихся творчеством, иное визуальное восприятие и инерция восприятия другая, чем у людей обычных. Многие те, кто не обладают творческим мышлением, могут задать вопрос, зачем изображать пейзаж, если я его вижу?  Художник наполняет свою картину индивидуальным восприятием. Все отражается в картине, влюблен он в этот момент или нет, счастлив или несчастен… Его творчество несет эту информацию. Мы не можем быть абсолютно субъективной субстанцией, оторванной от мира. Никто не родился сиротой. Человек, который представляет то или иное искусство, уже разделяет его принципы. Так или иначе, соответствует определенным правилам и установкам.

Искусство сегодня стремится быть полезным, социально значимым. Оно рассчитано на общество. Но должен ли художник приносить себя в жертву? На этой ноте обсуждения я вспомнила довольно талантливого человека, который в советское время, работая на крупном заводе художником-оформителем, рисовал всякие плакаты и транспаранты, портреты вождей пролетариата. А дома создавал совсем другие картины. Те, которые рождались из глубины души и которые приходили и приезжали смотреть в его дом такие же тонкие ценители. Общество не могло по идейным установкам принять пегасов и шаманов, утопающих в огне и диком лесу, и в языках огненно-черных красок.

Но, безусловно, любому художнику, кроме самого процесса создания произведения, очень важно  признание его творчества. Имеет ли его работы резонанс или нет? В этом процессе, по мнению Успенского, всегда присутствуют субъективизм и чуть-чуть случайности.

Искусство – это роскошь

После «круглого стола» я спросила у Антона, что же все-таки такое искусство, и должно ли оно быть полезным, вспомнив тему, с которой началось обсуждение.

– Искусство – это роскошь. Оно не может быть полезным или бесполезным. В нем испытывают необходимость или нет. Человек определяет для себя сам, нужно ему искусство или он может обойтись без него.

–  Отражается ли кризис на процессах в искусстве, на тех, кто создает предметы искусства?

– Никакая экономика не может повлиять на творческие процессы, которые ведут человека. Краски не теряют своих цветов, эмоции силы. Музыка не звучит глуше. Все определяется мерой любви, а не денег. Искусство перестает существовать, когда начинает обслуживать или прислуживать.

– Какое впечатление произвело  на вас старое Усолье, Палаты?

– Безусловно, место уникальное в разрезе времени и данного момента. Это дает человеку возможность осознать себя в другом пространстве, тоньше, острее  почувствовать себя.

Елена Анфимова

Дата публикации: 06.02.2015
Постоянная ссылка: http://xn----7sbbannnti3a6acuc2l2b.xn--p1ai/kultura-i-iskusstvo/risovat-mozhet-lyuboj.html